Среда, 18.10.2017, 06:57
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
О районе
Поиск
Фото
Тэги
Ижорская уица улица 800-летия Москвы Яхромская улица Яхромский проезд Дмитровское шоссе Учинская улица улица 800-летия Москвы. артефакты Долгопрудная улица Вагоноремонтная улица Ангарская улица Лобненская улица улица Софьи Ковалевской Карельский бульвар Парк Ветеран Коровинское шоссе Клязьминская улица Лобненской улица Ретро Икшинская улица Ангарские пруды Наши соседи
наш партнер
...
 «Дмитровский» район в произведениях литературы и искуства

 «Дублёр»

Алекс Фестов


Весной 2007 года моя старенькая 76-летняя матушка, которая и без того чувствовала себя хуже некуда, сломала левую руку в предплечье. Ну, что тут поделаешь – жизнь есть жизнь. И надо же было такому случиться, что положили её в городскую клиническую больницу № 81, расположенную в том самом месте, где с довоенной поры и до середины 60-х годов проживала ее семья.


В те далекие времена в этом подмосковном захолустье находился милый моему сердцу рабочий посёлок Вагоноремонт, который состоял, в основном, из двухэтажных барачных домов, покрытых дранкой. В одном из них жили мои любимые бабушка и дедушка с тремя своими дочерями. Их барак стоял рядом с поселковой лечебницей, ставшей впоследствии ГКБ № 81, а окна комнатушки смотрели на маленький, почти игрушечный белый домик, который сохранился до наших дней. Это и есть бывшее родильное отделение, где я когда-то появился на свет. Ещё в лечебнице имелась пара деревянных бараков с палатами и мрачная сараюшка, в которой располагался морг.

По меркам 30-х годов наш поселок являлся образцовым населённым пунктом, где имелись магазины, лавки, аптека, почта, школа, детский сад и ясли, клуб, столовая, водонапорная башня, баня, стадион, парк. Благодаря этому за посёлком утвердилось ещё одно, неофициальное название – Соцгород.

В каждой коммунальной квартире было по три комнаты, прихожая, кухня и туалет с подсобкой. Помещения отапливались печками, пища готовилась на керосинках и керогазах. Большинство семей получали небольшие участки земли, где выращивали картофель. Кроме того, у всех имелись сараи для хранения дров, квашеной капусты, содержания мелкого домашнего скота и птицы, а жильцы первых этажей ещё использовали подпол для хранения картофеля в зимний период.

Здесь, в этом самом Соцгороде, я родился и вырос, здесь с друзьями носился по крышам сараев, гонял на велосипеде, учился в школе, и это была и есть моя малая Родина…

И вот приехал я забирать матушку из нашей бывшей больницы. Собрали её вещи, оделись, потом долго ждали, когда принесут выписку из истории болезни. Перед уходом мама тепло попрощалась с соседками по палате, точнее – по коридору, поскольку после гололёда травматологическое отделение было переполнено. Пожелав всем быстрейшего срастания их переломанных рук, ног и ребер, мы тихонечко пошли к выходу.

Осторожно придерживая мамину руку, направились мы от современных больничных корпусов к перекрестку, где было легче поймать тачку какого-нибудь частника. Медленно подошли к старинному дубу, как раз напротив того места, где когда-то были ухабы и непролазная грязь канувшего в Лету Клубного проезда, где некогда стоял дедушкин сарай, и бегали наши куры. Мимо проносились десятки автомобилей – в основном иномарки, но их водители, спешившие по своим важным делам, не обращали на мою поднятую руку никакого внимания. В двух случаях машины притормаживали, однако их владельцы запрашивали непомерно высокую цену.

Я уже начал терять последнюю надежду, как тут на перекрёсток, заложив отчаянный вираж, вылетел «Москвич-412» – этакий ретро-автомобиль красного цвета с хромированным обрамлением дверей. Немного проскочив мимо меня, таратайка остановилась. В голове пронеслась мысль: «Этот точно не откажется от двухсот рублей». Обрадованный, я подбежал к машине, открыл дверь и просунул голову в салон.

За рулём сидел пожилой мужчина лет шестидесяти, немного полноватый, одетый в поношенное демисезонное пальто и кепку. Он вопросительно глядел на меня.

– Здравствуйте! До Войковской нас довезёте? Вот, мамашу из больницы забрал… – спросил я, и на всякий случай накинул лишнюю сотню. – Даю триста рублей.
Водитель заколебался, мне показалось, что предложенная цена его не слишком воодушевила или ему просто было не по пути.

– Триста… – неуверенно повторил он.

Однако, приметив маленькую сгорбленную старушку, которая, опираясь на трость, едва держалась на ногах, он кивнул:

– Садитесь.

Боясь, что водитель передумает, я метнулся назад, чтобы подхватить маму с двумя её сумками. Постоянно охая, стоная и оберегая руку, висящую на привязи, она с великим трудом протиснулась в узкое пространство заднего сидения.

– У меня жена так же мается… – с сочувствием произнес водитель, наблюдая за неуклюжими и мучительными попытками пассажирки разместиться в салоне. – Болезнь Паркинсона?

– Она, родимая, – устало подтвердила мама.

Водитель терпеливо дождался, пока она устроится удобнее, и только после этого мы тронулись в путь, поминая недобрыми словами этого самого Паркинсона.

Лицо мужчины сразу показалось мне знакомым. Но чем? Обычный мужик – крупная голова, круглое лицо, широкий лоб, переходящий в лысину, нос картошкой, чуть лукавые глаза. Что-то в нём было доброе и… немного комичное.

И тут меня словно ударило током: так это же вылитый Евгений Леонов! Удивительное, просто невероятное сходство! Даже пальто и кепка на нём были почти такие же, как в фильме «Джентльмены удачи».

Первое, что спонтанно пришло мне в голову – спросить у него в лоб:

– А вы, случайно, не родственник артиста Леонова?

Водитель еле заметно усмехнулся, – видимо, подобный вопрос задавали ему слишком часто. Мне стало неловко за свою бестактную прямолинейность.

– Нет, не родственник… – после некоторой паузы ответил он. – Вы кинофильм «Гонщики» смотрели?

– «Гонщики»?.. Название, кажется, слышал, но не смотрел, – признался я.

– Жаль… А то был такой фильм о водителях, я в нём… дублером Леонова снимался.

Он бросил на меня хитроватый взгляд, желая увидеть мою реакцию.

– Ух, ты!.. Вот это да!.. – удивился я с неподдельным восторгом. – Расскажите, если можно, как это всё происходило.

– А что рассказывать-то?.. Давно это было, в году, наверное, семьдесят втором или семьдесят третьем… сейчас уже и не помню. Я тогда автогонками занимался, был мастером спорта, в ралли участвовал…

Он замолчал, вежливо пропуская иномарку, за рулём которой сидела очень робкая дама, потом, всё-таки, не выдержал:

– Ну, давай же, давай. Вот женщины странные – встала боком посредине дороги – ни туда, ни сюда.

Когда мы разъехались, он продолжил.

– А тут «Ленфильму» для съемок понадобился дублёр, похожий на Леонова. Ну, меня и нашли. Если где трудно или опасно было, типа трассу на скорости пройти, всякие трюки показать – тогда за руль меня сажали. Ну, конечно, старались, по возможности, ракурс выбрать сзади, либо сбоку. Кстати, фильм начинается с кадров, как машина летит по воздуху, потом плюхается на дорогу и несётся дальше – это моя работа.

Поведанная им история звучала хоть и скупо, но очень тепло и трогательно. Вероятно, это был один из самых ярких и запоминающихся периодов его молодости, а может быть, и всей жизни. Чуть ли не раскрыв рты от удивления, мы с мамой слушали человека, который не только лично знал и общался с Евгением Павловичем Леоновым, но и был чрезвычайно на него похож и снимался его дублёром в опасных ситуациях. Было приятно и лестно осознавать некую сопричастность, пусть и опосредованную, к творчеству всеми нами горячо любимого актёра, великого актёра.

Расчувствовавшись, я даже пообещал дублеру:

– Как приеду домой первым делом скачаю из Интернета этот фильм. Вечером всей семьей его посмотрим.

Так, интересно общаясь, мы ехали по северным московским окраинам, которые в этот будний день были, как обычно перегружены. Мне показалось странным, что, несмотря на изношенность приборной панели и потёртость салона, этот видавший виды «Москвичёнок» резво двигался по дороге ни в чем, не уступая другим авто. Его двигатель работал ровно, позволяя машине уверенно маневрировать в потоке транспорта и преодолевать подъёмы.

– А машина ваша неплохо идёт, – заметил я. – Сколько ей лет-то будет?

Водитель заулыбался: по его виду можно было безошибочно определить, что эта тема ему особенно близка.

– Бегает уже больше 30 годков, – с гордостью сообщил он. – Между прочим, покраска ещё заводская. Жаль, кузов снизу немого подгнивать начал.

– И сколько же она прошла? Неужели все агрегаты родные? – поинтересовался я.

– Прошла она столько, сколько дай Бог каждой пройти. Узлы, конечно, многие пришлось заменить – коробку передач, карбюратор. Движок тоже другой поставил, от «Оды»…

Помолчав, он вдруг улыбнулся и произнёс уж совсем удивительные слова:

– Кстати, эту машину мне сам Леонов и подарил.

– Ну, ничего себе! Неужели?.. Да вы шутите?..

– А на что мне придумывать? – весело хмыкнул он, довольный произведенным на нас впечатлением. – Так и есть. Тогда в съёмках участвовало несколько таких «Москвичей». Многие сильно побились, какие-то уцелели, а эта одна из них. Меня ею, вроде как, премировали. Леонов лично посодействовал, спасибо ему…

– А сам Леонов сидел в этой машине? – не унимался я.

– Конечно. Вот, как раз, на вашем месте, бывало, всегда и садился. Объяснял мне подробно, что и как я должен делать.

Потом я полюбопытствовал – как сложилась его судьба после тех памятных съёмок. Он ответил, что в кино больше никогда не снимался, а всю свою жизнь крутил баранку – объездил полсвета в дальнобойщиках, работал водителем в аварийной службе «Мосгаза». Там не повезло: в гараже поскользнулся на масляном полу, упал и получил серьезную производственную травму, сделавшую его инвалидом.

– Пенсия у меня маленькая, жена болеет. Спасибо ещё, что вот она выручает, – ласково постучал он по торпеде автомобиля и подытожил. – Если бы не Леонов, то не знаю, как бы нам бы теперь жилось.

Наконец, мы подъехали к нашему дому. Прощаясь, я поблагодарил водителя за его труд и интересный рассказ, пожал его крепкую шофёрскую руку, пожелал здоровья и удачи.

А вечером мы устроили семейный просмотр этого старого советского кинофильма – «Гонщики», который был снят на киностудии «Ленфильм». Довольно странно, что раньше никто из нас эту картину никогда не видел.

…В этой ностальгической ленте с немного наивным и предсказуемым сюжетом, показана другая страна, другая эпоха. Говорится в ней о простых истинах и чистых человеческих отношениях. Режиссёр Игорь Масленников подобрал блестящий актерский ансамбль, состоящий сплошь из будущих Народных артистов CCCP, РСФСР и России – Евгения Павловича Леонова, Олега Ивановича Янковского, Армена Борисовича Джигарханяна, Георгия Ивановича Буркова, Ларисы Анатольевны Лужиной.

Фильм закончился... Но перед моими глазами – там, в далёком-далёком, навсегда ушедшем времени, всё ещё мчатся по трудным и опасным дорогам новенькие «Москвичи», ведомые великолепной командой водителей-каскадёров. И где-то среди них – наш случайный знакомый, как две капли воды похожий на Евгения Леонова. Спасибо всем им.


Источник: www.proza.ru 

Copyright MyCorp © 2017
Хостинг от uCoz